Журнал для овощеводов и садоводов

Битва без «Маршала». Борьба с нематодами

Доброе слово об «ушедшем»
Более десяти лет аграрии Украины имели в своем арсенале средств химической защиты один из самых эффективных препаратов широкого спектра защитного действия – системный инсектицид, акарицид, нематицид, препарат карбаматной группы – Маршал (карбосульфан) производства компании FMC.
Появление этого препарата было очень своевременным, поскольку именно в эти годы особую остроту приобрела проблема распространения опасных вредителей сельскохозяйственных культур – нематод.
Карбосульфан – вещество группы так называемых «преинсектицидов», сам он имеет относительно невысокую токсичность, но попадая в растения, почвы и тело вредителя быстро превращается в карбофуран – в сто раз более токсичное вещество.
Препарат применялся как протравитель семян, а также вносился в почву и, благодаря своему фумигантному действию, обеспечивал эффективное искоренение даже скрытноживущих вредителей, не вызывая фитотоксичности даже на самих чувствительных культурах.
Однако по мере расширения применения препарата была обнаружена его способность накапливаться в организме животных и человека, что и привело к запрету на его производства в 2012 году.
Еще год-два после запрета кое-как мы обходились остатками, накопленными на складах, но уже с 2014 года мы полностью лишились всего привычного арсенала средств борьбы с нематодами, ведь под запрет попали все нематициды карбаматной группы – нематицидов карбаматной (такие как Хинуфур и Фурадан). Итого, к тому моменту в списке химических препаратов, разрешенных к применению, у нас не осталось ни одного нематицида.
И в этом самая большая проблема. С прочими вредителями, против которых применялся Маршал (проволочники, озимая совка, хлебная жужелица, личинки хрущей…), вполне можно бороться другими инсектицидами – Форс, Би-58, препараты пиретроидной и неоникотиноидной групп вполне эффективно справляются с ними. Но проблему нематоды они не решают.

А велика ли проблема?
Очень велика! Большинство из нас даже не представляют, насколько неисчислимые легионы нематод населяют наш мир. Классический учебник «Прикладная нематология» начинается со слов «Нематоды — широко распространенные организмы, на долю которых приходится четыре пятых численности всего животного мира». Вдумайтесь в эту цифру – люди, насекомые, рыбы и птицы… все вместе – только 20% животного мира, а нематоды – 80%!
Более 20000 видов нематод на сегодня описано учеными, из них около 4000 видов – фитопаразитические, то есть вредоносные для растений. Конечно, в практике аграрного производства в нашей стране мы сталкиваемся с меньшим числом видов. Наиболее распространены и вредоносны следующие виды (табл. 1)
Самый ощутимый ущерб (вплоть до полной гибели значительных участков посевов) приносят цистообразующие и корневые галловые нематоды.
Огромную беду для посевов свеклы и картофеля приносят свекловичная нематода Heterodera schachtii и золотистая картофельная нематода Globodera rostochiensis. Эти вредители являются карантинными объектами, но, несмотря на все принимаемые меры, площади земель, зараженных ими, ежегодно увеличиваются.
Но если, например, золотистая картофельная нематода является специализированным вредителем, развивающимся в основном только на пасленовых культурах, что позволяет в значительной степени сдерживать ее развитие, используя севооборот, то множество других видов нематод (например, родов Pratylenchus и Ditylenchus) – полифаги и способны питаться сотнями видов культурных и сорных растений. И в борьбе с ними соблюдение севооборота – малоэффективное решение.
Как бы ни болезненны были потери урожая от нематод на однолетних культурах, там мы теряем всего лишь существенную часть урожая текущего года. Но подлинной трагедией это может стать для интенсивных садов и ягодников. Нам уже приходилось наблюдать погибающие плантации земляники, черной смородины и персика, в закладку которых были вложены десятки тысяч долларов на гектар. Эти вложения уже никогда не окупятся.
Именно поэтому в садоводстве при выборе подвоев сейчас на первое место выходит характеристика “нематодоустойчивость”. Особенно для регионов массового распространения нематод.

Так, может, биопрепараты?
Возможно. Самым перспективным на сегодня является микробиологический препарат Нематофагин (на основе хищного гриба Arthrobotris оligospora). Препарат уже много лет применяют в теплицах, существует и успешная практика использования его в открытом грунте, однако, как и все живые биопрепараты, он требует очень высокой тщательности в соблюдении правил его хранения и применения. Пока сложно прогнозировать широкое коммерческое применение биопрепаратов в этом направлении, в первую очередь по причине отсутствия в свободном доступе публикаций о достоверных экспериментах, отражающих их эффективность против разных видов нематод. Искренне верю, что такие исследования проводились, и очень хотелось бы с ними ознакомиться, но пока продавцы препарата, к которым мы обращались, как правило, аргументируют только: “сам на огороде пробовал и помогло”, что для профессионала, извините, не аргумент.
Ждем более конкретной информации об этом препарате от ученых, его разработавших, а пока в этом году намерены и сами такие исследования провести (как раз нашли сильно зараженное нематодой поле во Львовской области).

«Морские водоросли» и прочая экзотика
Спрос, безусловно, рождает предложения, и бездумный запрет нематицидов породил массовую рекламу “экстрактов водорослей”, вытяжек из одуванчиков” и прочих препаратов без внятно указанного действующего вещества. Я, конечно, не утверждаю, что вытяжка из какого-либо растения не может иметь того или иного эффекта, но как правило, если такой эффект реально обнаруживается, то ученые и химические компании немедленно это вещество идентифицируют и очень быстро налаживают его производство в чистом виде. Так было с аспирином (салициловую кислоту ранее потребляли в виде отвара из коры, но очень быстро наладили ее производство в виде нормального препарата). Так было и с хорошо известными нам пиретроидами (вначале обнаружили инсектицидные свойства сока далматской ромашки – пиретрума на латыни, но тут же насинтезировали целую линейку “синтетических пиретроидов”) И потому, когда продавцы «отваров и экстрактов» не указывают конкретных химических соединений, которые по их мнению должны иметь нематицидный эффект, появляется обоснованное подозрение, что им и самим это неизвестно и не изучено. Как говорил Шопенгауэр: “Непонятное сродни непознанному”

“Пользуясь моментом”
Услышав о проблеме в борьбе с нематодами, активизировались продавцы “стимуляторов и антистрессантов”. И немедленно начали предлагать свои чудо-порошки, даже не обещая нематицидного эффекта. По их уверениям, применение чудо-стимуляторов позволит растению расти так быстро, что и нематодам хватит и нам еще много останется (если дословно, то “корневая система развивается так быстро, что полностью компенсируется вред от поражения нематодами”).
Верить ли этим чудесам – дело ваше (вера, как известно – личное дело каждого), но если вы даже поверите в такие фантастические эффекты наращивания корней или листьев, не забывайте обратить внимание, что нематоду эти «микстуры» не убивают, а бороться с вредителем по принципу «давайте ему дадим столько еды, чтобы он подавился» – метод весьма спорный.

О «нематицидных свойствах» авермектинов
Разговоров на эту тему немало, как и рассказов в Интернете о том, как счастливый фермер победил нематоду препаратами этой группы. Но спешить полагаться на эту группу препаратов, пожалуй, преждевременно. Смущает тот факт, что сами компании-производители не спешат указывать в официальных характеристиках препарата его нематицидные свойства. А туманные “рассказы практиков” на бесплатных хостингах выглядят ничуть не убедительнее “отзывов” анонимных покупателей на сайтах продавцов БАДов и гомеопатии.

О роли севооборотов
Одно только соблюдение севооборота, к сожалению, не гарантирует вам безопасности от нематод (особенно если мы имеем дело с нематодами-полифагами). Но, безусловно, в монокультуре риски возрастают многократно и игнорируя научно-обоснованные севообороты, можно не получить желаемого результата от применения биопрепаратов или даже химических методов борьбы. Грамотно построенный севооборот значительно облегчает борьбу, по крайней мере, с нематодами, специализированными на узких группах растений-хозяев (таких как свекловичная и золотистая картофельная).

Правильная агротехника и карантинные мероприятия
Оптимальное минеральное питание, сроки посадки и густота стояния растений все это оказывает свое влияние на поражение растений вредителем. Особенно важную роль играет поддержание оптимальной влажности. И именно в плане борьбы с нематодами избыточный полив нередко бывает более опасным, чем недостаточный.

Да и в своей многолетней практике выращивания лука репчатого мы не раз обнаруживали очаги поражения стеблевой луковой нематодой именно в местах застоя влаги (например, возле долго не ремонтируемых повреждений капельной трубки).
Но еще большее значение имеет соблюдение карантинных мероприятий. Не приобретать посадочный материал (саженцы, клубни, луковицы) без карантинного сертификата. И быть очень осторожным с использованием арендованной техники. Не каждый фермер имеет возможность закупить полный парк необходимых тракторов и почвообрабатывающих орудий. И кооперация между хозяйствами («я тебе проведу вспашку своим оборотным плугом, а ты мне нарежешь гряду своей фрезой») – это очень хорошее и правильное дело. Но не забывайте вымыть и колеса трактора, и рабочие органы плуга, культиватора, фрезы – просто тщательно вымыть. Ведь в частичках налипшей на них почвы обязательно есть растительные остатки, и именно так разносится нематода по нашим полям!
Устойчивые сорта
Очень перспективное направление. Наука существенно продвинулась в этом направлении. Изучена устойчивость к различным видам нематод широкого ассортимента картофеля и томатов, этот показатель является важнейшим в селекции многих культур. Наибольшие возможности в этом направлении открывает генная инженерия, но, к сожалению, нездоровое отношение малообразованной части общества к этой тематике тормозит работы в данном направлении. Но косность и невежество всегда проигрывают в долгосрочной перспективе, и потому очень недалеко время, когда массовое внедрение генномодифицированных сортов с надежными механизмами устойчивости к опасным вредителям позволит, наконец, сократить применение наиболее токсичных для человека химикатов без ущерба для урожая.

«Гельминтологическая экспертиза почвы — это ранняя диагностика проблемы и точная диагностика проблемы»

А пока, все таки, «химия»?
Именно так. Пока еще в ряде случаев без применения химических препаратов радикальное решение проблемы невозможно. Но что осталось нам после прекращения производства карбаматов? Прямо скажем, немного… Во всем мире на сегодняшний день основным методом химической защиты от нематод является фумигация – обработка почвы парами препаратов при помощи специального оборудования. У нас же до сего дня это не практиковалось, такие препараты не регистрировались и оборудования для их внесения не завозилось. Так что реальной возможности проводить фумигацию полей метилбромидом или хлорпикрином у нас нет, и не предвидится.
Первой на нашу беду откликнулась компания «Сингента». Уже в 2015 году на одном из наших азиатских полей мы применяли ее препарат “Нематорин” (тут, как и положено настоящему препарату, указано конкретное действующее вещество: 10% фостиазата). И после того применяли неоднократно. Препарат весьма эффективен, в том числе и по самым опасным видам нематод. У него есть только два недостатка:
Первый недостаток — весьма высокая цена (в разных странах стоимость гектарной нормы колеблется от 500 до 800 $/га) . Конечно же, в ряде случаев это в десять раз меньше, чем стоимость потерянного из-за нематоды урожая, но «на всякий случай для профилактики» все свои поля при таких ценах не обработаешь. А когда нематода уже начала уничтожать ваши растения – для нематорина это поздно. То есть мы заранее точно должны знать, на каких участках у нас есть нематода!
Ибо второй его недостаток в том, что он малоподвижен в почве. А значит, должен применяться до высадки растений, для того, чтобы быть равномерно перемешанным во всем пахотном слое. То есть нематоды должны быть нами обнаружены до того, как мы высадим нашу культуру!
Конечно, недостатками эти характеристики я называю с долей иронии. Высокая цена нередко свойственна высокоэффективным препаратам, а малоподвижность в почве позволяет достигать пролонгированного действия, но факт остается фактом – нематорин будет эффективен только в случае профилактического его применения на основе ранней и точной диагностики зараженности почвы нематодами.
Иные пока еще разрешенные нематицид-стерилизаторы:
Базамид гранулят, тиазон (дазомет), видат (оксамил) – препараты очень высокой эффективности против нематод (при условии их применения опять же задолого до посева-посадки культурных растений), но с ценой гектарной нормы еще выше, чем у нематорина и в большинстве стран пост-СССР не внесенных в реестры разрешенных к применению химикатов. Например, видать мы встречали в продаже только в Таджикистане. В нашей практике встречались случаи стопроцентного очищения почвы от галловой нематоды применением базамида –гранулята.

Как «вписаться в бюджет» и решить проблему нематоды?
Для этого нужно начать с тщательного обследования своих полей. И визуальным осмотром, к сожалению, тут не обойдешься. Ибо далеко не все виды нематод проявляются столь характерно, как упомянутая выше. В подавляющем большинстве своем признаки поражения растений гельминтами нехарактерны: отставание в росте, желтоватая окраска, мелколистность… Все эти признаки могут быть обусловлены и грибковыми заболеваниями, и дефицитами элементов питания.
По ним точно определить проблему не удастся. Невозможно также и увидеть нематоду невооруженным глазом. Почти все фитопаразитические нематоды очень мелкие – длина их полупрозрачных тел редко превышает один миллиметр. И потому единственный способ достоверного определения вида вредителя и подсчета его численности – лабораторный анализ.
Современной наукой разработано немало методик таких анализов. Самые распространенные – метод влажного просеивания, вороночный метод, метод индикаторных растений и молекулярная диагностика с использованием полимеразной цепной реакции. Большинство лабораторий использует несколько методик в зависимости от объекта и видов определяемых нематод.
Только проведя обследование всех полей и определив видовой состав фитопаразитических нематод, их численность и оценив их потенциальную вредоносность для планируемых культур севооборота, можно принять разумные решения не только по оптимальному размещению культур по полям, но и о целесообразности проведения дорогостоящих обработок против вредителя.
И основой для принятия решений здесь должна быть «чистая математика» — сопоставление стоимости потерь в урожайности культуры со стоимостью мероприятий по ее защите. Такой «индивидуальный» подход к каждому участку земли позволит решать проблему вполне разумными затратами и при вполне щадящем отношении к экологии.

«Картограмма зараженности полей нематодой — самый надежный инструмент для принятия решений о мерах борьбы»

Таким образом, выводы из всего изложенного можно сформулировать так:
Проблема нематоды в открытом грунте не просто остается очень серьезной, но и обостряется год за годом. Запрет на производство и применение препаратов карбаматной группы существенно осложняет и без того непростую задачу борьбы с нематодами. И в этой ситуации успех в этой борьбе может обеспечить только интегрированная защита растений, основанная, прежде всего, на проведении обследований полей и посадочного материала, достоверной лабораторной диагностике нематод и подсчета их численности и формирования на основе этих данных комплексных решений с применением всех имеющихся в нашем распоряжении средств – соблюдение севооборота, подбор устойчивых сортов, применение агротехнических, биологических и химических методов защиты растений.
И такие подходы позволят эффективно решать проблему.

Вадим Владимирович Дудка
компания «АгроАнализ»